Драконы Гоби

Пески пустыни Гоби – настоящее кладбище динозавров. Палеонтологи всего мира ищут здесь подтверждения своим гипотезам о ходе эволюции.
Солнце встает над остывшей за ночь пустыней, усеянной высохшими кустиками саксаула, - прямо-таки выкатывается из-за невысокой каменистой гряды на горизонте, очерчивая длинными тенями каждую выбоину, каждый барханчик. Блаженный час, когда только и можно позволить телу наслаждаться теплом, не рискуя получить ожоги. И когда можно снимать без поляризационного фильтра. Уже через пару часов будет совсем другая картина. Начнется обычная гобийская жара. Песок и гравий будут отражать лучи, превращая поверхность равнины в сплошное бликующее полотно, ослепляющее и человека, и фотокамеру. Но это потом, а пока — сказка, первозданная земля в лучах восходящего солнца. На сыпучем красноватом песке видны следы небольшого зверька - он явно прыгал на задних лапах, время от времени чиркая по земле длинным хвостом. Это тушканчики - самые обычные наряду с песчанками и хомячками обитатели центральноазиатских пустынь. На них охотятся дикие коты манулы, а также щитомордник, родственник американских гремучников. Сами тушканчики любят насекомых — жуков-чернотелок и жирных пустынных кузнечиков-кобылок. Нельзя сказать, что в Гоби кипит жизнь, но она здесь существует, несмотря на ошеломляющие климатические контрасты, делающие эту пустыню одной из самых суровых в мире. Гоби в течение веков пересекали идущие из Китая караваны верблюдов с шелком, через нее проходили отряды Пржевальского и Козлова. Она и сейчас выглядит так же, как сто и двести лет назад, - дикая пустыня, протянувшаяся с запада на восток на две тысячи километров, с разбросанными по ней песчинками юрт, верблюжьих стад и редких сомонов - монгольских деревень. Ни шоссейных дорог, ни городов. Огромный естественный заповедник.
Каньон Хермин-Цав — один из самых впечатляющих в Гоби. Ветры и мощные весенние водотоки в течение сотен лет прорезали борт плато более чем на двадцать километров вглубь, оставив на днище промытого ими каньона многоярусный город из малинового, красного и серого песчаника, где «здания» украшены рядами выточенных водой и ветром барельефов. На «балконах» обрывистых стен каньона - небольшие гнезда соколов-балобанов и огромные - черных грифов. За Хермин-Цавом на запад - безводная Заалтайская Гоби, где нечасто встретишь юрту или верблюда, а дальше, за ней — выжженные солнцем до черноты плацы Джунгарской Гоби, где за три дня автомобильного пути не увидишь ни человека, ни зверя. Мы прибыли в Хермин-Цав вечером и встали палаточным лагерем под красивым останцом Замок, откуда отличный вид на равнину, сам каньон и другие останцы в его устье, известные как Индеец, Птица, Яйцевая Горка. На этих останцах было найдено немало скелетов и черепов ископаемых ящериц и множество яиц древних летающих птиц, гнездившихся на берегах тогдашних озер вместе с рогатыми динозаврами. Особые названия всех каньонов, стенок и останцов — слабость палеонтологов. Из полевых дневников эти названия переходят в научные статьи и становятся узаконенными среди специалистов топонимами. Проходят десятилетия, меняются поколения палеонтологов, в экспедиции отправляются другие люди, а названия остаются — тщательно выписываются, переводятся и переносятся со старых карт на новые при подготовке очередных выездов «в поле». Овеянные романтикой громких находок, они слагают живую историю палеонтологических открытий. Войти в эту историю, открыв новый костеносный слой или хотя бы «точку», — мечта каждого поисковика.
Специалист по динозаврам Владимир Алифанов и его коллега палео-герпетолог Виктор Терещенко из Палеонтологического института РАН копают в Гоби не первый год и могут рассказать о многих замечательных находках. Когда-то по берегам мелководных мезозойских озер, от которых сейчас остались обширные песчаные котловины, жили тысячи и тысячи протоцератопсов, завролофов, тарбозавров и прочих «ящеров». Здесь они делали гнезда, откладывали в них яйца с «орнаментированной» скорлупой, а некоторые и насиживали кладку, подобно птицам.
Пустыня Гоби — это признанное «кладбище динозавров», которое вот уже более восьмидесяти лет обеспечивает палеонтологов уникальными материалами. Скелеты и ископаемые гнезда протоцератопсов (Protoceratops andrewsi), найденные в Гоби в начале XX века, стали одной из сенсаций в работе экспедиции Американского музея естественной истории. В последующие годы польские, российские и монгольские палеонтологи описали на основе привезенных из Гоби материалов несколько новых родов рогатых динозавров, родственных протоцератопсам. В Хермин-Цаве обнаружено наибольшее разнообразие представителей этой группы, в том числе небольшие бревицератопс (Bagaceratops), багацератопс (Bagaceratops), а также недавно описанные Алифановым платицератопс (Platiceratops) и ламацератопс (Lamaceratops). Их изучение позволило ученому кардинально пересмотреть состав группы рогатых динозавров, выделив внутри них самостоятельное семейство багацератопсидов (Bagaceratopidae).
Кажется, что остатки багацератопсид заполнили всю «устьевую часть» каньона Хермин-Цав. За первые три дня поисков найдено уже несколько фрагментов скелетов и один полный, с отлично сохранившимся черепом. Разрушенный скелет багацератопса мерцает торчащими из песчаника белыми телами позвонков в полутора метрах от палатки, и временами палеонтологи буквально ходят по костям «захороненных» здесь рептилий. Что было причиной массовой и нередко моментальной гибели ящеров и их гнезд на сравнительно небольших участках обитания? Песчаные бури, периодические затопления низких берегов водоемов или что-то еще? Есть факты в пользу каждого из этих предположений, и сделанные в Хермин-Цаве новые находки, возможно, позволят прояснить эти вопросы.
Прежние экспедиции привозили большие «монолиты» - так палеонтологи называют сбитые из досок ящики с залитыми гипсом скелетами. Это были будущие музейные экспонаты. Сейчас на крупномасштабные раскопки не хватает ни средств, ни времени, ни людей, и основной целью работ стали поиски небольших хищных динозавров, изучение которых в последнее десятилетие привело к революции в представлениях о связях хищных динозавров и птиц. Отдельные черепа, кости и фрагменты небольших скелетов можно укладывать в коробки с ватой или, в крайнем случае, брать «пирогами», то есть заливать образец в гипс (предварительно, конечно, обернув мокрой бумагой), который затем помещается в небольшой ящик, набитый песком. В таком виде образцы без проблем могут доехать до Улан-Батора — ближайшего крупного города.
Условия работы палеонтологов в Гоби в последние годы стали более опасными, чем в середине XX столетия. Понятно, что в пустыне главная беда - отсутствие воды. Раньше в отрядах бывало по две машины и экспедиции возили за собой бочку на колесах. Сейчас машина обычно одна - испытанный ГАЗ-66. (Кстати, достоинства этих армейских грузовиков оценили даже практичные американцы и японцы - отправляясь в пустыню, они покупают их в Улан-Баторе.) До ближайшего сомона более ста пятидесяти километров по пустыне, так что часто за водой не поездишь, а случись что с машиной, без воды не добредешь. Поэтому с нами шесть пятидесятилитровых молочных фляг с питьевой водой. Фляга на день, такова норма. Умываться разрешено, мыться - нет. Время работы в каньоне определяется числом фляг. Оставаться дольше — рискованно.
Другая и совсем новая проблема - браконьеры. Сейчас в Гоби повсюду варварские раскопы - большие квадратные ямы в твердом песчанике, слагающем стены останцов и обрывов. Из каждого такого раскопа был изъят и уже потерян для науки скелет или череп динозавра. Браконьеры не местные жители, это люди хорошо информированные и организованные. Они берут самое интересное, увозят в Улан-Батор и Далан-Дзадагад и затем пытаются переправить через Китай на Запад, в частные руки. «Черные палеонтологи» не нуждаются в гласности, и встреча с ними в пустыне, особенно если застать их за работой, может быть опасна. Поэтому каждый раз мы внимательно обследуем въезд в каньон на предмет наличия свежих автомобильных следов. Кто там — браконьеры, туристы или наши братья палеонтологи? Ответ никогда нельзя дать заранее.
Сентябрь подходит к концу. В это время в Гоби по утрам и вечерам становится холодно, учащаются штормовые ветра. Уже через неделю может неожиданно выпасть снег на перевалах, а у нас на обратном пути их два. Застрять же в покинутых аратами летних пастбищах на хребтах Гобийского Алтая никто не хочет. Через три-четыре дня, после нескольких ночевок в пожухлой монгольской степи под открытым небом, с заморозками по утрам, будем в Улан-Баторе. Затем еще неделя на базе Монголо-российской палеонтологической экспедиции в столице Монголии, и наконец - поездом в Москву. До следующего сезона: «кладбище динозавров» Азии, похоже, неисчерпаемо и скрывает в своих пылающих на заходящем солнце песчаниках множество пока не обнажившихся и потому не найденных окаменелостей. Палеонтологам хватит работы в Гоби еще на многие годы.
В утренние и вечерние часы пустыня и причудливые останцы окрашиваются в рериховские тона.
Текст и фотографии:Константин Михайлов
NATIONAL – GEOGRAPHIC, июль 2004 (16-24 стр.)
HostCMS
Дата: 29.11.20