Отчет. Плато Укок - по следам кочевых культур. Июнь/июль 2007

Пролог… Мысль о том, как бы побывать на плато Укок – сидит в голове у каждого Сибирского путешественника. Эта мысль постоянно подпитывается разного рода событиями, то новыми сенсационными находками, то историями. Время от времени появляется информация в популярных печатных изданиях. Например, не так давно в журнале NationalGeorpaphic вышла статья «Кочевники плато Укок» ноябрь 2006, статья рассказывает о суровом и не затейливом быте современных обитателей этих мест.

Но самым важным мотивом к путешествию, является то, что по плану правительства в ближайшее время по этому уникальному месту должен пройти маршрут газопровода «Алтай», соединяющий два братских государства: Россию и Китай. Нам хотелось увидеть Укок настоящий, до строительства.
Это путешествие, которое планировалось как познавательная поездка, к ноябрю 2006 года стало обрастать новыми идеями и приобретать черты настоящей экспедиции.

Во-первых, координально поменялся состав участников. Новая команда, куда как менее консервативна, если не сказать больше «бесшабашна». В составе стало больше участников Тувинской экспедиции 2006 года. В том путешествии наша команда путешествовала по сказочной Тоджи. За ту экспедицию нам дали второе место на чемпионате России.

Во-вторых, перед машинами были поставлены совершенно новые задачи: машины должны были уметь передвигаться по гольцовому поясу при полном отсутствии дороги, проходить достаточно глубокие реки, и делать все это на высотах 2600 -3100 метров, что для автомобилей с дизельными двигателями очень сложно. Все эти модернизации привели к полной переделки автомобилей, полностью поменялась компоновка. Резина большей размерности, дополнительные амортизаторы, воздухозаборники были выведены в район крыши. Если раньше задача машин была ехать по грязи и болоту, то сейчас было необходимо максимально увеличить дорожный просвет, чтобы огромные валуны не могли задеть жизненно важные узлы. Техническая часть заняла около трех месяцев.

Ну и, в-третьих, изменилась нитка маршрута, если в первом варианте заезд и выход планировался по перевалу Теплый ключ, то теперь на плато мы должны были вскарабкаться по не обозначенной на карте конской тропе. О ней нам рассказал казах Альберт, живущий в селе Джазатор, параллельно крутя пальцем у виска. Слегка прищурено глядя на нас, сказал: «…дорога начинается ниже, 18 километров. Там брод через Джазатор, если пройдете, то там не заблудитесь. Был тут один до вас…». Поразмыслив, решили, этих мотивов хватит сполна.
 
Старт назначили на 23 июня… Экспедиция «Плато Укок – по следам кочевых культур» 2007.

27 июня. День первый. После многолетнего ожидания и долгой подготовки, участники стали собираться на главной площади города Барнаула у стелы, обозначающей нулевой километр. Сделаны последние приготовления, кто-то  даже успел купить наручные часы в ближайшем супермаркете. Теперь действительно все было готово. Общая фотография, недолгое прощание с родными, последние наставления механиков, в 10-00 колонна из трех внедорожников, изрыгая клубы дыма из выхлопных труб, выдвинулась к заветной цели — плато Укок.

Настоящая экспедиция – это приключения, а приключения не всегда бывают интересными и захватывающими. Именно такое приключение подстерегало нас на 170 км. Сломался топливный насос высокого давления на Land Cruiser, пришлось разделиться. Экипаж занялся ремонтом топливной аппаратуры в ближайшем городе, остальные участники продолжили движение. Встретиться договорились в местечке «Уч-Энмек», природно-этнографическом парке, (Республика Алтай); к этому времени пройдено 450 км.

28 июня. Снова выдвигаемся полным составом, ребята присоединились на рассвете. Сегодня нам предстоял, наверное, самый трудный день. Необходимо было получить разрешение на въезд в пограничную зону. Плато Укок находится на стыке границ четырех государств: Россия – Монголия – Китай – Казахстан, поэтому труднодоступность увеличивалась в связи с административным барьером. Село Акташ, где мы должны были получить пропуск, встретило нас негостеприимно – закрытыми дверями заставы и советом ждать до утра. Этому мы и последовали, расположившись на берегу реки Чуя, решив, что утро вечера мудренее.

29 июня. 8-00. Вся команда дружно занята заполнением заявлений. Есть только один образец, который нам выдали, поэтому это мероприятие продолжалось до 9 часов. Дежурный, взяв все документы, ушел на неопределенное время. Вернувшись через час, он сразил нас наповал, спокойно сказав, что разрешение мы получить не можем в связи с тем, что плато является охраняемой территорией. Сначала мы должны взять разрешение в администрации заповедника. Выйдя во двор, взвесив все за и против (администрация заповедника находится в Горно-Алтайске, 450 км в обратном направлении), было принято решение ехать дальше. Взяли пропуск до села Джазатор- последняя точка, до которой можно было получить разрешение без администрации заповедника. 13-30 — поселок Кош-Агач, административный центр района, расположен в центре огромной чаши — Чуйской котловины. Отсюда до Монголии около 100 км. Попытка номер 2, в местном погранотряде попробовали взять пропуск (об инциденте в Акташе благополучно умолчали), без проблем. Коллективный пропуск получили в течение 40 минут. Получасовая лекция в кабинете начальника заставы и мы снова в пути. До этого момента двигались по отличному асфальту трассы М — 52 «Чуйский тракт», теперь его сменила мелкая гребенка и невозможность ехать колонной. Первая машина поднимает огромные облака пыли. Идем с интервалом 400-500 метров. Скорость 100 км/час, пройдено 750 км. 21-30, вечер. Достигли села Джазатор. Население на 90% казахи, очень гостеприимный народ. На ночлег встали у одного из местных жителей. Итого 900 км.

30 июня. По-прежнему стоим в Джазаторе. Весь день занят обслуживанием машин. Часть команды, не занятая ремонтом, гуляет, фотографирует, знакомится с бытом местного населения, собирает информацию о дороге на плато.

1 июля. Отъехав от села на 18 км, форсируем первое водное препятствие — реку Джазатор. Нам повезло, местные сказали, что дождей не было дней пять – уровень воды не высокий, около 1 метра. Дорога начинает круто забирать вверх. Видно, что здесь давно никто не ездил. Появилась грязь, и постоянно стали встречаться завалы. По GPS высота 2100 метров, дорога продолжает лезть вверх. Лес закончился, кругом заросли жимолости и карликовой березы, начинается высокогорная тундра. На одном из поворотов открывается ошеломляющая по красоте панорама Южно-Чуйского хребта. К обеду, наконец, выползли к гольцовому поясу, GPS фиксирует высоту 2517 метров. Стало заметно холоднее, вокруг только камни, мелкая травка, сочащаяся из-под ног вода и полное отсутствие дороги, нет даже направления. Скорость движения упала до 10 км/час. Машина может двигаться только на пониженной передаче. Подъем на перевал Бугумуюз начинается из высокогорного болота. Чуть позже, уже на вершине перевала, кто-то      из ребят метко подметит: как только начались настоящие сложности, каждый экипаж с удвоенным упрямством стал карабкаться вверх. Может дело в таинственной, притягательной силе этих мест, может просто соперничество. Но что-то      здесь действительно есть…

Поднявшись на вершину перевала, многие вещи стали более понятны. Под нами лежала закутанная в легкую дымку тумана неведомая страна. Масштабы плато просто поражают своими размерами. Становится понятно древнее название «небесное пастбище». В этот момент каждому показалось, что он что-то   почувствовал. Вечером после ужина посмотрели документальный фильм об археологических раскопках на плато. Большая часть фильма посвящена находке скифской принцессы в урочище Аккалаха. Одно из крупнейших археологических открытий 21 века. Мы планировали посетить места раскопок завтра.

2 июля. Каждое утро перед нами вставала одна и таже проблема: в какую сторону и куда ехать. Вечером мы ссылались на русскую поговорку «утро вечера мудренее», а утром всячески оттягивали этот момент. Этот день исключением не был. Диспозиция следующая: нам необходимо было попасть в урочище Бертек, именно там были сконцентрированы основные археологические памятники, которые мы хотели посмотреть. Для этого нам необходимо пересечь реку Аккалаха, а это никому делать не хотелось. Очень быстрое течение, достаточно полноводная река в это время года, да и вообще, река 6-й категории сложности для сплава (на рафтах, катамаранах, но не на машинах). Дело все в том, что эта экспедиция задумывалась как познавательная. Экспедиционные внедорожники служат лишь необходимым средством передвижения в условиях этой местности. Поэтому особенно никому не хотелось засесть на этом чуде инженерной мысли посредине реки. Мост искали долго и упорно, закрывая глаза на то, что если нет дороги, то и моста быть не может. Нам хотелось его найти. К двум часам дня заморосил дождь и поиски прекратились. Теперь пришло время искать друг друга…Не прошло и получаса как весь народ, наконец, собрался. Было выбрано место для переправы. Тут-то и началось самое интересное…

«Странное существо, одетое в болотные сапоги, взлохмаченное, с лыжными палками в руках, привязанное веревкой к машине стало неуверенно пробираться по скользкому берегу к воде». При ближайшем рассмотрении им оказался участник экспедиции. Таким образом он изучал рельеф дна. К четырем часом дня все три машины благополучно перебрались на противоположный берег Аккалахи. Получили очередной пропуск у пограничников. Сегодня нам предстояло ночевать на берегу одного из крупнейших озер плато. Озеро Укок. Выбрав защищенное от ветра место, быстро поставили лагерь и принялись готовить ужин…Сегодня мы ели спагетти. На зеркальной глади озера отражается Табын-Богдо-Ола (пять священных вершин, массив, названый по преданию, самим Чингисханом). Прекрасно.

3 июля. Сегодня по плану: Укок с запада на восток, урочище Бертек (место археологических раскопок), еще одна регистрация на заставе Аргамджи. Но все по порядку. Курган знаменитой принцессы Укока вынырнул из дорожной пыли неожиданно. Почему-то сразу стало ясно — оно… Воронка 7 метров в диаметре, вокруг аккуратно сложенный круг из камней каменный пояс. Именно здесь в середине 90-х молодой российский археолог Наталья Полосьмак совершила открытие всей своей жизни. Вскрыв один из скифских курганов, мировой общественности предстала прекрасно сохранившаяся мумия молодой женщины, получившая название «принцесса Укока». Сделав несколько отличных снимков, двинулись дальше. Рядом с озером Гусиным прошли вброд несколько ручейков. Пограничники встретили нас практически хлебом – солью. Успешно зарегистрировавшись, принялись искать место для лагеря. Планировали стоять два дня. Внизу было слишком сыро, кругом болото и вода сочится прямо из-под ног. Поднявшись вверх по реке Аргамджи, наткнулись на уютную поляну. Небольшая кошара (сезонное жилище чабанов-пастухов), аккуратно сложенные кучи кизяков – вид топлива, повсеместно использующийся по всей Центральной Азии. Что еще надо, чтобы следовать «по следам кочевых культур»!

Сегодня особенный день. Первый раз в этой экспедиции всем составом собрались под одной крышей. Удивительно, как много всего накопилось. 9 взрослых людей, абсолютно непохожих, с разными интересами и целями в этом путешествии. Пили чай и проговорили почти до трех часов утра. Для каждого из нас Укок стал чем-то  своим, особенным. Мы говорили, но друг друга не понимали. Почему? По прошествии 8 месяцев, осмыслив события той экспедиции, я не могу дать четкого ответа. Укок – это … Но безумно хочется вернуться еще. Я думаю, это место, где каждому хорошо по-своему, комфортно и душой и телом. Каждый получает то, что ему не хватает в повседневной жизни – Укок универсален.

4 июля. Рассвет. Массив Табын-Богдо-Ола взгромоздился над бесконечной степью четырехтысячными громадами, подсвечивающимися первыми лучами солнца. Контраст колоссальный – розовые, покрытые льдом горы и иссиня черное небо. Такое увидишь не часто. Вообще, за это путешествие было сделано много хороших кадров. Укок — это кладовая необычных ракурсов, неиссякаемый потенциал для внимательного фотографа. Весь день отдан на растерзание отдыху. Кто-то ремонтирует машины, кто-то      просто гуляет, а я вел охоту (из фоторужья) на сурков и сусликов, очень забавные зверьки, их здесь великое множество. Вообще, этот район крайне богатый в природном отношении: в реках и озерах полно рыбы, разнообразный флористический состав растительных сообществ. Ну а для орнитологов здесь рай. Этот удивительный уголок природы сохранился за счет труднодоступности и того, что интенсивное освоение и изучение природы Южного Алтая началось только 50-60 лет назад. Еще 100 лет назад на картах эти места были обширными белыми пятнами.

5 июля. Рано утром команда разделилась на два лагеря: «Участвующие» и  «Сочувствующие». Дело в том, что в планах нашей экспедиции был небольшой пункт «Попытка восхождения на вершину Табын-Богдо-Ола 4082, или иную вершину в массиве Сайлюгем». «Участвующие»: Влад, Михаил, Максим и Игорь. Решено было штурмовать вершину Русский шатер, этот пирамидальный пик самый близкий, и имел самый удобный заход по восточному гребню. Ребята вышли в 6-00 утра, взяв с собой двухдневный запас продуктов. К 15 часам дня погода стала заметно портиться и стало ясно, что восхождение в условиях такой видимости просто невозможно. Было очень обидно. Днем раньше, при регистрации на заставе Аргамджи, мы рассказали о программе экспедиции пограничникам и вскользь затронули тему восхождения. На что сразу услышали категоричное «нет», «государственная граница, интересы государства» и все такое. Огромных трудов стоило объяснить, что таким образом мы не пытаемся пересечь государственную границу и сбежать в Китай, и что машины останутся в лагере и половина людей тоже. Выбив разрешение, такой облом. Жаль, но будет повод вернуться, не законченное дело не дает покоя.
А вообще все, что не делается все к лучшему. Мы провели ревизию продуктов и поняли, что наши духовные дела намного лучше, чем материальные. И что надеяться осталось только на духовную пищу. Хлеб и сахар полностью покинули наш рацион, да, в общем, все подошло к концу. Да, и закончился большой баллон с газом. Вечером, около восьми, штурмовая команда вышла на связь. Ребята передали, что видимость немного улучшилась, но выпало очень много свежего снега и высока опасность схода лавин. Решили переночевать и утром возвращаться в лагерь.

6 июля. Поздний завтрак, начало одиннадцатого. Завтраки с каждым днем скудели. К этому времени мы не просто отказались от хлеба и сахара. Из нашего рациона пришлось полностью вычеркнуть: овощи, колбасу, печенье и, что особенно обидно — сыр. Нет, голодными ни оставался, ни кто, но былого изобилия уже не было. Если разделить лист бумаги надвое и на одной половине написать все минусы, а на второй плюсы нашего трех дневного стояния на одном месте (так делал Робинзон Крузо в романе Даниэля Дефо), то количество плюсов однозначно перевешивает. На эти размышления и деление листиком меня натолкнули упаднические настроения в команде, которые порой чувствовались в воздухе. Не все участники экспедиции имели определенные должности и ряд обязанностей. Поэтому, как только появилось много свободного времени, сразу стало нечем заняться. Часть ребят ушла в горы, остальные занимались ремонтом машин. К этому времени у нас на счету было несколько серьезных поломок. Пересечение бродов и постоянное месенье грязи обязывало менять масло в мостах и раздаточных коробках. Вообщем, дел по ремонту и обслуживанию было предостаточно.

Увы, специфика путешествий с привлечением техники такова, порой ремонт забирает до 30% времени. Но есть и объективные плюсы: можно взять так много «необходимых вещей». Зарядные устройства для камер и фотоаппаратов, ноутбук, устройство постоянного тока 220, удобные столы и стульчики, газ и газовая плита и т.д. Наша экспедиция подходила к своему логическому завершению, мы выполнили все, что запланировали. Оставалось посетить Жумалинские теплые источники и перевал Теплый ключ (один из самых высоких на Алтае автомобильных перевалов 3000 – 3100 м), но уже по пути возвращения. На Укоке нас держало еще одно. Завтра предвещало быть не обычным…Татьяна и Игорь, рассказали, что завтра в 7 мин 7 секунд 7 июля 2007 они должны совершить определенный ритуал. И место было выбрано не случайно, это обязательно должно быть это плато. Кстати, к вечеру возвратились ребята уставшие, слегка обгорелые, и с полными флешками новых фоток. Все нормально. Поужинали и спать. Сегодня наша последняя ночь на Укоке.

7 июля. Утро. Конечно, мы все пропустили. Все ритуалы и т.д. Проспали, за последние три дня расслабились не было нужды вставать рано. Ребят застали уже за обычными делами: собирали рюкзаки и палатку, как мы не пытались разузнать, что же все-таки они делали и, что произошло после этого «события» ни чего так и не узнали. Не надо было спать. Я думаю, в действительности особенного ни чего не происходило, но Татьяна так заинтриговала на кануне, что было интересно просто из спортивного интереса. Ну, а мы тем временем уже как два часа едем с Укока в сторону села Кош-Агач, на встречу с перевалом Теплый Ключ. Все источники информации, которые мы использовали при подготовке экспедиции, просто пестрили рассказами об этом жутком перевале. Основная сложность: высоко, на вершине возможен снег, много снега, очень скользкая дорога и крутой угол подъема/спуска, огромные валуны, разбросанные по все местно – можно зацепиться и оторвать все, что угодно. Но о чудо, ни каких проблем. Да все это есть, но не создает помех, а напротив разбавляет эмоциями утомительный четырех часовой спуск. Чем больше мы путешествуем, тем больше понятен, становиться смысл русской пословицы «не так страшен черт, как его малюют». Перевал прошли, в источниках купаться не стали вода холодная, да и в кофе спешили, осталось около 120 километров до Кош-Агача (крупное казахское село).

Вот так резко и неожиданно закончилась эта экспедиция. Но почему-то, мне больше хочется назвать — это приключение. Безусловно, девять человек далеко не полный состав группы. Это те, кто был от первого дня, от идеи до победы. Хотелось бы сказать огромное — человеческое спасибо, тем, кто был с нами. Ведь именно этого обычно не хватает. Спасибо.


Юрочкин Дмитрий – руководитель и организатор экспедиции 

HostCMS
Дата: 15.08.20